Category: кино

про Довлатова, Нагибина, Высоцкого и вообще

ieronim-bosh-sad-zemnyh
Недавно у френда djtigerratt был пост про дневники Нагибина. Пост подзамочный, хотя он именно про Нагибина, но это уж на усмотрение хозяина.
Дмитрий Быков разразился очередной серией очерков-лекций-статей выискивая  (и находя!!!) забытых гениев второго ряда в строю соцреалистов. (Тут ссылки без надобности, он все время про это пишет и говорит).
Довлатова что-то как-то начали форсить (пока не хайпить), два фильма за три года, постоянно какая-то полемика на тему...
Архангельский вот написал свою статью, почему фильм про Довлатова неправильный, а Давыдов - свою.
Высоцкого усиленно так не дают забыть. Без внешней накачки культ его давно уже сдулся бы мыльным пузырем.
В соцсетях срач на тему имеет ли право говнарь из нулевых играть одного из отцов говнорока восьмидесятых.
Тут третьего дня смотрел на календарь, там значился 2018 год...
Нет, речь не о том, что нельзя читать авторов семидесятых в десятые, или слушать сейчас музыку восьмидесятых
Я сам вообще тут Вальтера Скотта перечитывал, а что я слушаю, то кроме меня в мире пара тыщ человек слушает (но у меня справка есть).
Речь скорее о попытках сделать реликты советской древности актуальными, современными, чуть ли не модными.
обычно в оправдание этого труположества следует подзатасканный, пошловатый довод о том, что в России за десять лет меняется все, за сто - ничего, что история наша бродит по кругу, и все мы в этом круге вечного возвращения.
И ты ды и ты пы, и пошла писать губерния.
В действительности же, хотя кое-где в провинции еще можно снять фильм про семидесятые почти без декораций, эпоха расцвета застоя (обращаются гробокопатели в основном к ней, а не предшествующим или последующим десятилетиям), для нас это чужой мир.
Наличие довольно бодрых людей, которые то время помнят создает иллюзию, что эпоха, когда советский народ слушал Высоцкого, читал Довлатова и смотрел фильмы по Нагибину, кончилась - позавчера.
А она кончилась тридцать с гаком лет назад.
Несмотря на тщательно пестуемую ностальгию по СССР, несмотря на развалы "литературы" о попаданцах в прошлое и вечные Старые Песни Обо Всем, прошло слишком много времени.
Советская Атлантида затонула, потом море высохло, на дне бывшего моря выросли леса, потом леса свели на пашни...
Мир "глубоководных" (ох, любит Быков это определение) деятелей культуры времен Ильича Второго, само то время чуждо современному мозгу точно так же, как непонятны были бы политические интриги позднего Аккада.
Именно тщательные попытки воссоздать, ухватить, передать "дух времени" с непременным приплясом на тему "сейчас все точно так же как и тогда", показывают, что ни хрена ни точно так же, вообще ничего общего!
Застой был каким-то странным миром, где жили какие-то странные люди, занятые странными делами.
Не то сказочное королевство из "Алисы", где чтобы остаться на месте, надо быстрее бежать, не то персонажи с картин Босха, которые что-то делают, но понять что и почему, решительно нельзя, потому что у тебя нет и культурных кодов, ни дверки в безумный мозг создателя.
Говоря короче и грубее, застой, с точки зрения нынешнего человека, это мир, где некие гуманоидные формы жизни ходят на ушах, едят ногами и разговаривают жопами.
Настолько вся проблематика, от бытовой, до так сказать экзистенциальной, чужда современному разуму.
На днях закончил слушать "Вальтера Скотта" Пирсона Хескета.
Так вот,  ДАЖЕ Англия времен Регентства предстает куда более близким и понятным (хотя и не менее страшным) миром, чем благословенное Вечное Вчера, "дух" которого ловят крупноячеистой сеткой сыновья номенклатурных гениев.
Не хотел бы я жить в Англии времен Регентства (даже лордом!), но в этом ушедшем двести лет назад мире чувствуется какая-то базовая нормальность и понятность, тогда как ностальгический "СССР" российского кино - это попытка ощутить твердую почву под ногами, находясь в пространстве чужого дурного сна.
(Речь, конечно же, не о реальных семидесятых, их я не могу комментировать в силу возраста, а именно об их преломленном образе).
Так что сколько ни форси и ни хайпь культовые фигуры того времени, они в настоящее не переносятся, даже такие наиболее понятные и демократичные, как Довлатов.
Что до номенклатурных алкоголиков, которые пили в своих переделкиных на гонорары за официозные эпики, а в дневниках изливали неудобные мысли, то это вообще мутанты какие-то, это из разряда "литература Минбара после второй центаврианской войны". Только минбарцы куда понятнее и как-то ближе.
ps. Сам Довлатов, был хорошим писателем своего времени и места, и в случившемся виноват минимально. Пафоса в нем действительно было чуть, это для представителя Великой Культуры редкость. Но и у него есть преступление против Человечества. Достаточно заглянуть в разделы "Проза" и "Реализм" на Самиздате.
Довлатов отворил двери тысячам и тысячам баечников, которые решили, что их истории о том, как старшина с перепою повредился умом, а замполит лазил за партбилетом в очко, достойны быть переложены на письмо, а не остаться устным застольным творчеством.


 

каннибалы, людоеды, антропофаги

Caspar_Plautius_-_Indios_als_Kannibalen,_1621
нет, не про политику, расслабьтесь.
каннибалы меня очень "привлекали" с тех пор, как я стал увлекаться ужасами.
наверное, они кажутся мне самой зловещей фигурой, из всех, которые можно использовать как "фактор страха".
и дело не в том, что каннибалы (в отличие от "настоящих", мистических вампиров, оборотней, мертвых зомби или лавкрафтовских Древних) существуют в реальности и от них можно реально пострадать.
все-таки шанс стать жертвой обычных преступников, которые убить-запытать могут с тем же успехом, куда выше.
"просто охреневшие от безнаказанности мерзавцы" тоже могут выступать в качестве антогонистов и быть очень (и очень ПРАВДОПОДОБНО) зловещи, но того ужаса, что людоеды, не внушают.
наверное потому, что в каннибализме есть что-то непоправимо неправильное, безумное, нарушающее естественный ход вещей, чем любые другие зверства, поглощением крови и плоти врага не сопровождающиеся.
к тому же за каннибализмом (опять же в отличие от обычных убийств или пыток) тянется шлейф культуры, он завязан на древнем, доцивилизованном, дочеловеческом.
он вызывает в воображении картины немыслимой древности, зари мира, и одновременно его упадка, заката.
ассоциируется с последней, крайней стадией разложения личности и социума, уводит куда-то за грань.
можно поворачивать этот "фактор ужаса" как в естественнонаучную, так и в мистическую сторону, и все равно будет кошмар и ужас.
долгое время каннибалов показывали прежде всего, как реликты дикости, живущие в местах, куда ПОКА не проник свет цивилизации, как наследников темных прошлых времен.
этому посвящена вся итальянская линейка каннибальских фильмов:
ital
cannibal
ital2
ital3
ital4
ital5
ital6
мало- (иногда вообще без-)бюджетные, наивные, полулюбительские эти фильмы старались брать экзотикой или наоборот - натурализмом, соответственно скатываясь то в голимый gore, то в обычные "приключения в джунглях", и в массе своей являются забубенным трэшем, но среди них были свои удачи.
это во-первых сделанный в moсkumentary-стиле (за тридцать лет до того, как это стало модным) "Ад каннибалов", включающий в себя не только расчлененку, но и неиллюзорные элементы социальной сатиры:

во-вторых "Последний людоед в мире" - менее гротескный, чем большинство собратьев по жанру, посвященный выживанию в джунглях Новой Гвинеи:

и об одиноком безумце, который распробовал человечину после кораблекрушения, и так и вошел
во вкус:

в современной мифологии каннибализм перестал быть так связан с древними культурами, "белыми пятнами на карте" и прочими джунглями. нынче людоедство ассоциируется с выродившимися, одичавшими, но сохранившими остатки цивилизованных навыков, замкнутыми социумами из "глубинки".
да-да, "реднеки-каннибалы".
какая-то доля правды под этим есть, деградировавшие от алкоголизма низы общества в самом деле грешат людоедством, по принципу "замочил собутыльника - не закапывать же, а то сколько закуси пропадет".
но все же "живущие в глуши охотники на людей" это чистой воды современный миф.
который, однако, много говорит о современном обществе, о том, чего оно больше всего боится.
дикости.
поворот2
поворот
фильмов на эту тему несть числа.
снимают их в основном в США, так что профессионализма у создателей - лопатой не перекидать. а вот с фантазией бедновато. но зрители любят знакомые, варьирующиеся лишь в мелочах сюжеты. потому кино про "группу моложежи заплутавшую в сельской местности и попавшую на обед к выродившимся от инцеста сельским уродам" снимать будут до морковкина заговенья.



на эту же тему отметились французы.
только у них жрут человечину потомки немца-нациста.

там еще есть прекрасный мостик к моим любимым "червям земли", ушедшим в землю мутантам, выходящим наверх только для охоты. хе-хе.
но не всегда выродки лютуют в захолустье.
иногда достаточно спуститься в метро:

отдельно я бы рассмотрел фильмы, в которых каннибализм идет на фоне пост-апа, то есть людей заставляет лакомиться друг другом не извращенность натуры, а банально голодуха. а так же то, что Начальство Ушло.
самые свежие представители жанра:


и вот любопытный фильм о том, что для некоторых конец света ПОВОД стать покрытыми ритуальными шрамами каннибалами. банду бродяг ничто кроме тяги к насилию не заставляло превращаться в людоедов.
но МОЖНО, и они стали косплеить Безумный Макс и жрать людей:

отдельно надо выделить "Людоеда".
при первом просмотре он показался мне "мрачным вестерном о хтонической индейской жути".
а при недавнем пересмотре выяснилось, что он очень черная комедия.

дальше можно тянуть за цепь культурологических ассоциаций, вплоть до "пожирания богов".
это позволяет авторам фильмов и книг наворачивать "умняка", ставя свои произведения на грань с арт-хаусом.
у Феллини (вот уж трудно представить режиссера заумнее) тоже людей ели:

Хенриксен у Джармуша тоже не брезговал человечиной:

забавная пост-модернистская выходка Нила Маршалла "Судный день", в которой автор прогоняет героев через разные жанры от зомби-муви до "средневекового пост-апа", в том числе заводит их и на пир к панкам-каннибалам.

образ сохраняющего разумность, культурного, "цивилизованного" людоеда используется намного реже.
самый известный представитель этого типа - Ганнибал Лектор.
lector

но в целом за обаятельную, утонченную нелюдь нынче идет вампир.
правда раньше вампиры не были ни утонченны, ни даже разумны, больше напоминая современных зомби, при этом не брезговали и плотью жертв.
образы вампира и зомби смыкаются, современного вампира придумал Полидори в начале 19 века, тогда как "гули" (слова зомби в оригинальном фильме не было) Ромеро, которые пребывают с нами с 1968 года и видимо навсегда, больше похожи на "исторических" вампиров.
но этих монстров, как и бесконечно мной любимых "червей земли" - ушедших под землю, превратившихся в крысоподобных хищников, бывших людей, я тут рассматривать не буду.
worm
это тема для другого поста.

Кинопост: Испанский хоррор



У всякого киномана рано или поздно наступает момент, когда вопрос "что еще посмотреть" принимает трагический характер. Выходы из ситуации различны. Можно углубиться в историю кино,до двадцатых годов купно, можно вдарить по чему-нить такому-этакому вроде корейского арт-хауса,  а можно... можно поступить так как поступили мы с дамой сердца. Самым любимым нашим жанром всегда были триллеры-ужасы, причем имеющие художественную ценность, а не галимый трэш с кишками наружу. Но в один ужасный день резервы голливудских фильмов почти исчерпались и пришлось начать копать по национальным кинематографам, и так был отрыт локальный феномен испанского (и говоря шире испаноязычного) хоррора.

Трудно сказать, чем именно нас привлекло это явление. Скорее всего тем, что испанские режиссеры НА САМОМ ДЕЛЕ, ну то есть всерьез пугают, а не просто жонглируют наработанными для них еще в восьмидесятых годах штампами. При этом параллели с американскими представителями жанра разумеется есть, но вот пост-модернистского стеба нет и помином. Не все испанские фильмы шедевры, как правило они подпадают под определение "крепкая жанровая работа", но оно и к лучшему, потому что отсутствие изнуряющего зрителя "авторского самовыражения" столь же хорошо, как и отсутствие подмигивающих цитат. 

Самым известным представителем жанра является, разумеется, Хребет Дьявола выведший Дель Торро в мир больших бюджетов (и,увы, скорбных сюжетов). Жестокая драма, разыгрывающаяся во время войны в отрезанном от мира интернате, в которой хватает и мистики, и "ужасов войны", но в центре остается история о том, что некоторые люди - они подонки без чести и совести просто от рождения. 

Мистическая Тьма Хайме Баладжеро, (который последние пять лет снимает свой Репортаж в разных версиях), развивается как история "дома с призраками" или же и вовсе случай частного безумия... а приводит к триумфу абсолютного инфернального зла, лавкрафтовских божеств, прорвавших ткань реальности.

Достаточно традиционная "больничная" Хрупкость умело эксплуатирует наш страх перед болью и недоверие к белым халатам. Призраки ломающие детям кости это уже страшно, а ведь в прошлом еще и история очень странной патологической любви. Всевозможные аппараты Елизарова выглядят жутко и сами по себе, а будучи использованы как орудие убийства и самоубийства...

Приют рассказывает о населенном призраками доме, превратностях материнской любви умудряется пугать и выматывать нервы не показывая в кадре вообще ничего страшного. Он еще очень печальный и по-своему красивый.

Экранизирует не букву но дух Лавкрафта кровожадный Дагон. Обычно экранизации Мастера либо замно-арт-хаусны, либо напротив, забубенно-трэшевые, с картонными чудищами и карикатурной актерской игрой, а тут впечатляет все, от    унылой приморской деревни до спецэффектов и хотя фильм прямо не следует ни одной из книг Лавкрафта, он полон отсылок к его творчеству и целиком построен на "глубоководной" мифологии.

Странная история оборотня Ромасанта, главный герой которой говорит,что он не человек который превращается в волка, а волк, который   превращался в человека. 

Один из самых любимых моих фильмов Без Имени, который я смотрел первый раз лет десять назад, и при пересмотре ничуть не разочаровался. В основе тут жуткая, завораживающая своей нечеловеческой логикой  идея, что можно создать, воспитать носителя идеи Зла, в свое время вдохновила меня на создание одного из самых любимых персонажей, Клодии.

Очень восьмидесятнический по духу и стилю, и опять же опирающийся на лавкрафтовскую мифологию В тихом омуте, "легче", но и динамичнее, энергичнее большинства испанских хорроров.

Зомби-боевик с религиозной подоплекой Репортаж хоть и снят в набившем оскомину стиле "ручной камеры", затягивает и бьет по нервам очень профессионально, все-таки и ручную камеру надо уметь держать.

Альманах "Шесть фильмов, которые не дадут заснуть" по хорошему напоминает Байки из склепа. Доза бодрого черного юмора и абсурда присуща четырем фильмам, особенно киноманскому Реальному другу и переносящей в славные восьмидесятые Новогодней истории. А вот сюрреалистическая Вина оказывается не тем, чем кажется...  
Детская комната
Новогодняя история
Призрак
Адский дом
Вина
Реальный друг

Очень консервативный, (напоминающий даже не о джалло 70-х, а скорее о Хичкоке и "Дождись темноты" с Одри Хепберн) триллер Прозрение. О страхе слепоты и страхе невидимости...

Неожиданно обыгрывает вампирскую тематику Дрожь.

Действительно жуткий, причем своей приземленностью и обыденностью Грязный мальчик, фильм о том, какими на самом деле обычно бывают маньяки. 

Один из самых удачных пост-апокалиптиков, несмотря на мизерный бюджет: Время тьмы. Тут есть и зомби, и последние выжившие, и странные "Ночи холода" и безумие и финальный твист, после которого можно искать на полу отвисшую челюсть.

В Россиис хоррором хреново, и на русскую тему ужасы почему-то хорошо сняли испанцы. А именно Заброшенный дом о проклятом наследстве, "петлях времени" и унылой провинциальной жестокости.

Зрелищная, жестокая, попавшая сразу в несколько жанров (и призраки и зомби и "нехорошее место") картина 31 километр снята в Мексике (и почему-то ни единого сомбреро или кактуса в кадре).

Религиозный триллер о том, что у Антихриста не обязательно будут рога и копыта 11-11-11, хоть и снят автором Пилы, действие его происходит в Испании, и содержит много элементов традиционных скорее для испанского, чем американского кино.

Зыбкость и ирреальность мира, нарастающая паранойя хорошо показаны в Те кого нет, до конца не ясно, это фильм о безумии или же о... Намеки есть на обе разгадки.

Вредно смотреть много слэшеров про "заехали не туда" о чем поведают выжившие герои Леса теней. Увидев в испанской провинции Нечто Странное и Непонятное они (все как один измытаренные бытием обыватели среднего возраста, а не привычные для слэшеров "модели и качки") воображают, что попали в новую серию Техасской резни и берутся за ружья...

Старенький и несколько условный, очень кинематографичный (впрочем, тому есть объяснение - все главные герои так или иначе задействованы в создании кино) триллер на тему снаффа - Дипломная работа. Не шедевр, но способно скрасить вечерок.

И напоследок  Смерть знает твое имя, немного аляповатый, но сделанный с душой и любовью к святому делу пугания и заморачивания зрителя аргентинский ужастик о "нехорошей больнице".

В общем-то у меня и сейчас на компе с полдюжины испанских триллеров и ужастиков, и пока вопрос "что ж еще такое посмотреть" не обрел болезненной остроты...
Что ж мы будем делать, когда и испанский синематограф вычерпаем до дна?
Неужели придется переходить на корейский арт-хаус?!